Письмо из твоей последней жизни

Последняя жизнь

Привет! Ты пишешь это письмо самому себе. Сразу многим себе, как делал уже миллионы раз до этого. Технически, конечно, ты его читаешь, но, поверь, ты его пишешь прямо сейчас. Я буду обращаться к тебе на «ты», потому что так для тебя привычнее. Хотя для меня как раз странновато. Я расскажу тебе о том, кто мы… то есть, кто ты.

Ты – это ты, я, люди в твоей комнате, в твоем городе, на всей Земле. Люди, которые живут сейчас, которые уже умерли или еще не родились. Нет, нас не несколько миллиардов, ты глубоко заблуждаешься. Нас гораздо больше. Тебя гораздо больше. И ты один. Я один.

Все люди, которые когда-либо жили, это я. Я был первым и единственным человеком на этой планете. Я сделал ее такой, какой она есть сейчас, независимо от того, в какую эпоху ты читаешь это письмо. Возможно ты живешь в 20-м веке и читаешь это где-нибудь в интернете, а может ты из 70-го столетия, и впитываешь эти слова через кожу. Ты именно там и тогда, где и когда решил родиться, умирая в прошлой жизни.

Моя первая жизнь в этом мире была яркой и интересной, хотя здесь и не было ничего, кроме меня. За годы, отведенные той жизни, я не успел насладиться этим чудом и возжелал прожить еще одну жизнь. Я родился заново и прожил еще одну, не менее захватывающую жизнь на огромной, как мне тогда казалось, планете. Доживая вторую жизнь, я решил, что не покину этот мир, пока не прочувствую все его проявления, не испытаю каждую грань его сущности.

Так я стал проживать жизнь за жизнью, в разных ролях и в разные эпохи. Я планомерно заполнял собой пространство и время этого мира. После очередной смерти я рождался снова, выбирая дату и место. Каждая жизнь на Земле прожита мной, и я жил столько раз, сколько людей когда-либо было на этой планете. Так я познавал этот мир.

А чтобы было интересней, я устроил все так, чтобы не помнить об истинном порядке вещей каждую новую жизнь. До определенного момента. Я сделал так, чтобы воспоминания возвращались только перед смертью. Все воспоминания. За все жизни разом. За день до смерти.

В каждой жизни за день до смерти ко мне возвращалась память обо всех прожитых жизнях сразу. И это всегда был самый замечательный день в каждой жизни. День, когда я подводил итоги, и выбирал, куда бы еще отправиться, когда бы прожить очередную жизнь. Конечно, для остальных своих я в тот день я продолжал играть роль. Роль умирающей от болезни старухи или молодого отца семейства, внезапно попавшего в автокатастрофу. Другие я никогда не догадывались, что означал этот новый, непонятный, едва уловимый блеск в моих глазах в очередной последний день моей жизни.

За все эти жизни я бесконечное количество раз дружил с собой, любил себя, ненавидел, убивал, насиловал, рождал, зачинал себя с самим же собой, прерывал свою же жизнь в своей же утробе, учил себя, спорил с собой, восхвалял себя и унижал. Я был мужчинами и женщинами, нищими и царями, мудрецами и безумцами. С помощью армий себя же, я завоевывал страны, основанные мной. Я придумывал себе новых богов, а потом сжигал себя на кострах за поклонение им же. Я влюблялся в себя и ревновал за это себя другим собой. Одними я я придумывал новые методы убийства себя, а другими изобретал, как этому можно противостоять. Я дважды почти полностью уничтожал популяцию себя в ядерных войнах и снова возрождал ее. Вот как все происходит, друг мой. Можешь считать это смыслом жизни.

В этом послании нет ничего важного, оно не несет никакого смысла. Я-то помню, что оно не вызвало никакого эффекта, кроме того, что несколько прочитавших я сошли с ума. Я пишу его просто потому, что знаю, что оно должно быть написано. Я ведь его когда-то прочитал.

Я все ждал подходящего момента, чтобы написать это, и, наверно, пора… Последние несколько жизней я не открыл для себя ничего нового, ничего не придумал, не написал, не изобрел, не изучил. Все, кажется, я познал весь этот мир, и ему больше нечего показать мне. Я вспомнил это сегодня, а значит скоро я снова умру. Но на этот раз навсегда. Мне больше не за чем возрождаться, это бессмысленно. Я допиваю этот странный виски, и ухожу. Я выбрал самую замечательную эпоху для завершения этого грандиозного приключения. Я могу себе это позволить. И я, кончено, же не скажу тебе, какую именно. Просто знай, что любой человек рядом с тобой в любой момент времени может быть тобой, проживающим нашу последнюю жизнь.

Знаете кого-то, кому это может понравиться? Так поделитесь ;)

Оставьте комментарий