Огонь

Череп-огонь

Николя быстро шел по переулку, прижимая к себе сумку. То, что в ней находилось, было для него слишком ценным, без этого сегодня ничего бы не получилось. Поэтому он бы очень огорчился, если бы какая-нибудь шпана на нее позарилась. А это вполне реально на закоулках Лиона, кому, как не Николя, это знать. Всего два года прошло с тех пор, как он уволился из Национальной полиции, а до того девять лет он провел на этих улицах. Николя Ленуар раньше служил оперативником в отделе по борьбе с наркотиками. О том, что этот мужчина занимался не бумажной рутиной, а работал «в полях», красноречиво говорил его дважды сломанный нос. Однако он не уродовал его. В купе с высоким лбом, пронзительным прищуром, бородой и спортивным телосложением все это придавало ему той брутальности, перед которой трудно устоять женщинам.

Николя уже четырежды сменил направление, запутать следы было просто необходимо, он не мог рисковать. И вот наконец он свернул в нужный переулок. Дверь была едва заметна, если бы он точно не знал, что ему сюда, он бы скорее всего прошел бы мимо, даже не смотря на свое чутье.

Николя который раз огляделся по сторонам и постучал в незаметную дверь. Сразу послышался звук открывающегося замка, его ждали. Вопреки ожиданиям Николя, дверь открыл не сгорбленный кривозубый толстяк, а спортивного телосложения чернокожий молодой человек. Привратник сурово смотрел на бывшего легавого, не произнося ни звука. Николя достал из кармана заранее приготовленную стопку франков:

— Я договаривался.

Встречающий недоверчиво заглянул за плечи гостя. То, что посетитель был не один, было необычным для этого места, обычно сюда наведывались мужчины в сопровождении проституток или скрывающиеся любовники. Именно для этих целей сдавались здесь комнаты.

— Расслабся, Цербер, моя мадемуазель подойдет позже, — успокоил охранника Ленуар.

Недоверчивый, вряд ли понимающий значение слово «Цербер» мужчина отступил в сторону, и Николя протиснулся в узкий проход. Заплатив, он получил ключ и предупреждение, что, если он не доплатит, то через два часа его вышвырнут на улицу. В какой-то момент бывший «ажан» представил, что в былые времена наглый ублюдок уже собирал бы свои зубы с грязного пола этого притона. Но сейчас было много вещей поважнее обозначения статусов на этих улицах.

Как и договорились, комната, которую он снял, находилась в самом конце коридора. Николя зашел и закрыл за собой дверь на замок, сегодня больше никто не должен был сюда войти. По крайней мере через дверь. Молодой человек бросил сумку на кровать, являвшуюся едва ли не единственным предметом мебели в этой комнате, и подошел к окну. Он раздвинул пальцами планки жалюзи, убедился, что все чисто, и вернулся к сумке. Первым, что он достал из нее, была бутылка виски. Николя уселся на кровать и глубоко вздохнул. Он прекрасно понимал, что ему предстояло; за годы службы в полиции он ни разу не подвергал себя такой опасности, что ожидала его сегодня. Откупорив бутылку, он сделал три полных глотка. Вкус виски был каким-то странным, так бывает всегда, когда к нему примешиваются нотки страха. Но тянуть было некуда, Николя поставил бутылку на пол и вернулся к сумке.

Поочередно он стал доставать необходимые предметы: мел, свечи, бутылку с бензином, спрей от ожогов. Последний он скептически повертел в руке, этот препарат был практически бесполезным, но лучшего средства от последствий он пока не придумал. Николя откинул в сторону ковер, застилающий пространство между дверью и кроватью, и приступил к созданию портала.

Круг, нужные символы, надписи на смеси латиницы и санскрита были быстро начерчены на деревянном полу, мужчина знал наизусть каждый знак. Три свечи были поставлены на линии окружности, но не симметрично, потому что демон, которого Николя собирался призвать, еще не обладал таким могуществом, чтобы иметь собственный симметричный рисунок портала. Две свечи он поставил почти рядом на восточной стороне круга и одну на северной. Еще две были поставлены в центр портала сантиметрах в десяти друг от друга. Оставалось только зажечь все пять свечей — сначала те, что на окружности, потом те, что внутри. Николя достал из кармана обычную зажигалку Cricket и выполнил нужные действия, затем взял в руки бутылку с бензином и приготовился.

Когда свечи в центре прогорели примерно на треть, появились первые признаки того, что призыв был услышан. Парафиновый ствол их сначала засветился, как раскаленное железо, затем стал испускать редкие искры. Это был сигнал к началу, Николя съежился от страха. Теперь нужно было обеспечить высокую температуру. Он занес над головой бутылку с горючим и после секундного колебания бросил ее в центр круга. Мощный столб пламени ударил в потолок и неистово бил в него примерно минуту, при этом не вырываясь за пределы портала, Николя ждал. Затем огонь стал вихрем засасываться внутрь портала.

Искрящиеся свечи вдруг потемнели и приобрели вид заостренных искривленных конусов. То, что они превратились в рога, стало понятно, когда их носитель стал подниматься из круга. Демонесса с красной кожей, черными рогами и желтыми глазами шагнула за пределы круга и портал закрылся. Ее короткие перепончатые крылья, которые были скорее атавизмом, чем реально используемыми для полета конечностями, были угрожающе расправлены, красная, лишенная сосков грудь слегка раскачивалась, длинный хвост извивался, сохраняя энергию для удара в случае необходимости.

— Арриф! – прокричал Николя, привлекая к себе внимание.

Существо мгновенно развернулось в его сторону. Демонесса, увидев, что ее призвал не жрец, а обычный человек, быстро смекнула, что это охота не нее. Возможности нырнуть обратно в Преисподнюю уже не было, а значит придется сражаться.

Первым, и самым логичным ее приемом был удар хвостом с шагом навстречу врагу и полным разворотом. Николя метнулся в сторону, перекувыркнулся и ловко вскочил на ноги, оказавшись в углу. Следующий удар также пришелся мимо. Человек будто бы ожидал от демонессы эти действия, что немного удивило ее. Было ясно, что к этому он готов.

— Арриф! – снова заорал Николя, явно не собираясь совершать каких-то опасных действий в ее отношении.

К этому времени суккуб уже немного отошла от яростного безумия, охватывающего демонов в момент появления в мире людей. Тогда она решила применить свое самое безотказное оружие. Воплотившись в прекрасную девушку, она стала передвигаться по комнате, пытаясь вызвать в человеке похоть, приблизиться и получить контроль. Однако мужчина был непреклонен, она чувствовала, что в нем присутствует желание, но, возможно, она просто не угадала с образом. Тогда она стала перебирать варианты. По ту сторону кровати от Николя медленно шагала то грудастая блондинка, то длинноногая брюнетка, то миниатюрная азиатка, то негритянка с пышными формами.

Находясь в образе обнаженной рыжеволосой девушки с бледным веснушчатым телом, демонесса поняла, что человек готов и к этому, и он не поддастся соблазну. Тогда она решилась на последний отчаянный шаг. Она вскочила на кровать, присела и занесла правую руку на уровне головы. В воздухе в районе руки стали возникать маленькие языки пламени и устремляться к ее ладони. Файерболл накапливал мощь и готовился отправиться в нахального человека в углу комнаты.

Николя, не отводя глаз, смотрел на растущий в руке суккуба огненный шар, готовясь отпрыгнуть в сторону. Он понимал на что способен загнанный в угол демон, и был подготовлен гораздо лучше, чем исчадие Ада могло ожидать. Он знал, что в левой руке суккуба, заведенной сейчас за спину уже готовятся еще два небольших файерболла, которые она выпустит вслед за основным большим, если он не попадет в цель. Это был излюбленный, но давно изученный Николя прием демонессы, который она использовала в самом крайнем случае. Понимая, что шансов на то, что она остановится сейчас, мало, Николя все же в последний раз крикнул:

— Арриф!

Но прекрасная рыжеволосая девушка не отреагировала. Она пронзительно закричала и метнула огненный шар в сторону человека, а затем еще два, спрятанных за спиной. Наглый человечишка, будто зная наперед все ее действия, увернулся от последних боевых заклинаний, на которые у низшего суккуба хватало магической силы. Все, что она могла теперь ему противопоставить, это обычную физическую силу, при чем она даже не могла обратиться вновь в демона с мощным хвостом. Разозленная, отчаянная девушка с криком ринулась в сторону человека, а он кинулся ей навстречу.

Столкновение неравных масс ожидаемо закончилось тем, что два тела упали на кровать. Николя придавил ее своим телом, схватил за запястья и расставил ее руки в стороны. Извиваясь под его тяжестью, девушка кричала и сопротивлялась, а Николя продолжал повторять то же слово, будто пытался докричаться.

— Арриф! Арриф! Арриф!

Демонесса понимала, что в этом воплощении она не справится с сильным мужчиной, и не успеет восстановить магическую энергию, чтобы дать отпор. А это значит, что охота людей сегодня завершится триумфом, сейчас инквизитор достанет ритуальное оружие и покончит с ней. Однако человек не спешил заканчивать бой. Он явно чего-то хотел от нее. Он, будто безумный, раз за разом выкрикивал ее имя, пристально глядя на нее. И в его глазах было что-то до боли знакомое. Кажется, она уже видела его раньше… Кажется, она начала вспоминать…

Внезапно женское тело под Николя перестало неистово сопротивляться, и девушка прошептала:

— Николя…

Арриф узнала любимого. Влюбленные впились друг другу в губы, Николя уже не держал руки суккуба. Затем молодой человек стал поспешно снимать одежду, девушка помогала ему, не забывая страстно целовать…

— Любимый, ты не пострадал?

… куртка полетела в сторону …

— Не переживай, ты хорошо меня подготовила.

… майка, пропитанная потом, отправилась вслед за курткой…

— Ты же знаешь, после перехода я совсем не контролирую себя. Прости, если я причинила тебе боль!

… джинсы и трусы были наконец стянуты, и человек-мужчина вошел в девушку-демона.

Это был не просто секс. Никакие стимуляторы и усилители ощущений не могли сравнится с тем эффектом, который придавали чувствам Николя подпитывающие заклинания Арриф. Он находился на самой что ни на есть вершине блаженства в течении этого часа. Обычно для человека это означало расставание с жизнью и отправление его души в Преисподнюю. Но только не для Николя, потому что он был единственным смертным, разделяющим взаимную любовь с демоном. И эта всепоглощающая любовь была единственным, что для них существовало. Уже два года они устраивали подобные встречи, рискуя жизнями, скрываясь от своих собратьев.

Спустя час, уставшие влюбленные лежали в постели в объятьях друг друга. Арриф уже восстановила магические силы, что позволило ей обратиться в естественную форму.

— Ну, мне пора, — прошептала демонесса.

— Мне очень жаль, что ты не можешь остаться.

— Нельзя. Если меня хватятся, то начнут искать, и мне страшно представить, что они могут сделать с тобой.

— Да, да… Тогда я буду с нетерпением ждать следующей встречи.

— Только будь осторожен, я тоже подвергаюсь опасности, приходя в ваш мир. Если ангелы-охотники выследят меня, ты не сможешь меня защитить. Кстати, за тобой не было слежки?

— Успокойся, — улыбнулся Николя. – Ты же спишь с лучшим легавым Лиона, не забывай.

Арриф улыбнулась в ответ, поцеловала на прощанье любимого и встала с кровати. Николя молча наблюдал, как она подошла к нарисованному им порталу, стала в центр и исчезла, сгорая в слабом огне. В центре круга вновь оказались две свечи, только покореженные и потухшие.

Мужчина встал, оделся и вышел. Покинув прибежище скрывающихся любовников, он пошел по переулку. Пройдя несколько шагов, он заметил необычного мужчину, идущему ему на встречу. Это был внушительных размеров байкер. Нет, с ним не было мотоцикла, но внешний вид говорил сам за себя. Джинсы, ковбойские ботинки, футболка с черепом, косуха поверх нее, кожаные беспалые перчатки, темные очки и старая красная бандана. Прикид путника явно оповещал Николя, что этот человек – чужак в здешних местах, и он был подготовлен к этой встрече, Арриф предупреждала его, что это может произойти.

Сравнявшись с Николя, байкер остановил его.

— Месье, вы не видели здесь девушку? – у верзилы был на удивление чистый французский акцент.

— Какую девушку? – ответил Николя, изо всех сил стараясь выразить удивление.

— Ну, — замялся байкер. – очень красивую.

«Конечно, – подумал про себя Николя. – Красивую… Ты же не можешь знать, в каком образе она пришла сюда на этот раз, правда?!»

— Нет, извините, я никого не заметил. Можно я пойду? – произнес он вслух.

Байкер ничего не ответил, он лишь продолжал смотреть на него сквозь темные очки. Николя шагнул в сторону и пошел дальше. По пути он заметил несколько белых перьев на старой брусчатке, на некоторые он даже нарочно наступил. Не было сомнений, байкер был ангелом-охотником. Да уж, небожители, гоняясь за демонами, совсем перестали обращать внимание на мир людей. Были бы они лучше осведомлены, не являлись бы в Лионе в обличии больше подходящем для американских улиц. Выйдя из переулка, он свернул и направился к ближайшей остановке.

Байкер проводил взглядом человека, а когда тот скрылся за поворотом, достал из внутреннего кармана телефон и набрал номер.

— Ты его засек?

— Да, уже слежу за ним, все в порядке, — ответили в трубке.

— Нет сомнений, что это он. Мы уже второй раз замечаем его вблизи свежего портала, — ухмыляясь сказал байкер.

— Отлично! Значит при следующем контакте мы ее возьмем.

Знаете кого-то, кому это может понравиться? Так поделитесь ;)

Оставьте комментарий