Кофе

Кофе

Мне нравится приглушенный свет в этом кафе, за эти три года он стал таким привычным. У нас с женой стало традицией встречаться здесь по пятницам после работы, прежде чем отправиться домой. Даже несмотря на то, что после переезда в новую квартиру для этого приходится ехать через весь город. Обычная кафешка при гипермаркете, люди заходят сюда перекусить в обеденный перерыв или встретиться с кем-то в непринужденной обстановке. Мы же всегда заказываем здесь кофе и кусочек романтики, которая уже давно куда-то развеивается в домашней обстановке.

Как всегда, я пришел первый. Я здесь уже где-то четверть часа, а она должна появиться с минуты на минуту. Повезло, наш любимый столик в углу не был занят. Здесь нас почти никто не будет замечать, хотя мы и так не стесняемся держать друг друга за руки во время беседы.

В кафе мало людей, я никого из них не узнаю. Мне вообще редко кого из посетителей удается увидеть здесь дважды. Даже персонал меняется так часто, что я не успеваю к ним привыкать. Исключением является уборщик Алишер, приезжий работник из Средней Азии лет шестидесяти. Он работал здесь еще тогда, как мы забежали сюда в первый раз во время дождя. Уверен, что только он знает, что мы с женой встречаемся здесь каждую пятницу. Однажды он даже придержал для нас наш любимый столик. Мы всегда приветствуем друг друга и иногда обмениваемся парой фраз.

Вот он как раз выходит из подсобного помещения, волоча за собой тележку, на которой расположены ведро, швабра и другие принадлежности для уборки. Проходя через узкий проход между стеной и стойкой обслуживания, он нечаянно задевает стопку салфеток, и несколько из них падают на пол.

— Алик! Осторожно, твою мать! – раздраженно воскликнула молодая кассирша.

— Не беспокойся, дорогая, я все подниму, — со свойственной ему доброй улыбкой и забавным азиатским акцентом ответил Алишер и быстро поднял салфетки. – Какой неуклюжий старик!

Пока уборщик поднимал салфетки, кассирша переглянулась с официанткой, закатывая глаза и неодобрительно мотая головой. Ей следовало бы поучиться уважению к старшим. То, что он не местный, еще не означает, что с ним можно разговаривать в таком тоне, обращаться на «ты», упоминать его мать, которой уже давно нет в живых. Я уже молчу о том, что Алишер не любит, когда его называют Алик, но кто здесь об этом знает, кроме меня?..

Исправив свою «оплошность», Алишер побрел дальше, заниматься своим делом. Глядя на меня, он кивнул, я кивнул в ответ. Краем взгляда я заметил знакомый плащ. Какое счастье, наконец-то она пришла. Ольга шла ко мне, улыбаясь, и я уже не замечал ни Алишера, ни хамки-кассирши, ни посетителей.

— Привет! – сказала она и поцеловала меня в щеку.

— Привет! – ответил я. – Как дела?

— Очень трудный был день, но я так рада, что сегодня пятница, что уже забыла об усталости. Возьми, пожалуйста, кофе, у меня ноги гудят.

— Конечно! Тебе как обычно?

— Да.

Я встал и отправился в зону самообслуживания. Там я взял поднос, две чашки с блюдцами, подошел к аппарату и налил кофе. Ей капучино, себе эспрессо. Наш традиционный заказ. Когда я рассчитывался на кассе, мне захотелось, как бы случайно, уронить салфетки из той стопки, что задел Алишер, чтобы посмотреть на реакцию кассирши. Но я передумал, так как скорее всего поднимать их опять пришлось бы старику.

— Ну, расскажи, что там такого трудного тебе сегодня пришлось пережить, — сказал я, усаживаясь за стол и расставляя чашки.

— Ой, не спрашивай! Представляешь, этому идиоту региональному директору вздумалось провести мероприятие, которое, как ему думается, должно повысить сплоченность коллектива. Теперь каждое отделение должно придумать…

Она продолжала рассказывать свою историю, которая была так похожа на все остальные. А я, откинувшись на спинку стула, наслаждался ее красотой и ароматом кофе. Мой маленький человечек, один против всего мира. Этот милый голосок, который умолкает только чтобы сделать глоток капучино, как я его люблю. Ничего, теперь ты со мной, ты в безопасности, я защищу тебя даже от идиота регионального директора.

Через несколько минут наши чашки опустели. Я потянулся и взял ее за руку.

— Боже, Оля, как я за тобой скучал! – перебил ее я, и мы молча смотрели друг на друга какое-то время.

— Я тоже, любимый! – наконец ответила она. – Ну, я тогда побежала?

— Да, конечно. До встречи!

Как же я не люблю этот момент. Она встала из-за стола, накинула плащ, взяла сумочку, снова поцеловала меня и ушла. Через минуту стал собираться и я.

— Петя, можно тебя кое о чем спросить? – послышался за спиной знакомый голос с азиатским акцентом.

Я повернулся к Алишеру и ответил: — Спрашивайте, конечно!

— Вы такая хорошая пара, ходите сюда уже давно, я вас всегда рад видеть у нас в гостях, — сказал он. – Я только одного не пойму. Почему вы не уходите домой вместе? Разве вы не муж и жена?

— Разумеется, мы супруги, – объяснил я любопытному ему. – Просто я сейчас не сразу домой. У меня еще рабочий день не закончен, нужно вернуться в офис.

— Аааааа, вот глупый старик. А я то думаю, что-то тут странное…

Алишер пошел дальше вытирать пол, продолжая бормотать что-то себе под нос. Я накинул куртку, повесил на плечо рюкзак, вышел на улицу и пошел домой.

«Ах, Алишер, Алишер. Вовсе ты не глупый. – думал я про себя. – Конечно же тут есть что-то странное. Нет никакого офиса, никакого рабочего дня, никакого дома… Вернее дом есть, но он не наш, только мой. И ждет меня там только виски, чей вкус кажется странным после кофе.  Ольга умерла еще два года назад. И только в этом месте и в это время каким-то чудесным образом она появляется в этом кафе при гипермаркете, куда мы с ней действительно раньше регулярно захаживали. Увидев ее впервые после смерти, я подумал, что сошел с ума. Но со временем я перестал гадать и удивляться и принял все, как должное. Я не знаю, почему это происходит. Быть может она так любила меня и этот кофе из аппарата, что не может отказаться от этой традиции даже будучи мертвой. И мне абсолютно не важно откуда она приходит и куда уходит, я хочу лишь одного – чтобы скорее наступила следующая пятница…»

Знаете кого-то, кому это может понравиться? Так поделитесь ;)

Оставьте комментарий